Любит жизнь, несмотря ни на что

Великая Отечественная война унесла и тысячи жизней, отняла светлое, счастливое, беззаботное детство у самого юного населения страны. Оставшись без родителей, сироты были обречены на голод и страдания, а также на мрачные воспоминания, которые будут преследовать их всю оставшуюся жизнь…. Татьяне Васильевне Глазковой и по прошествии 75 лет со Дня Великой Победы они леденят кровь, наполняя сердце и душу горечью и неизбывной печалью.

Когда началась война, Тане едва исполнилось 12 лет. Самая маленькая, она была девятым ребенком из обычной ясенковской дружной семьи, которой суждено было попасть в гущу самых страшных событий Великой Отечественной войны. Ясенки – одно из сел Горшеченского района Курской области, которая прославилась судьбоносным для Красной армии сражением – битвой на Курской дуге. Именно 1943 год стал для Татьяны началом тяжелейших моральных и физических испытаний.

– Как мы жили – не высказать! Три раза наша деревня переходила из рук в руки – то к фашистам, то к русским. Два-три месяца немцы у нас живут, потом наши придут, их выкурят – мы радуемся! Только почувствуем себя под защитой, снова наших выбьют, – вспоминает Татьяна Васильевна. – Зимой вообще туго было. Немцы нас заставляли дороги чистить для их машин. В деревне-то дорог не было. Снег, чернозем – каша. Просто выгоняли на улицу, давали лопаточки небольшие: «Кинд, ком, ком!». Варежки мокрые, все мокрое… Придем, в печку затолкаем, чтобы подсушиться немного. Немцы придут, варежки выкинут, мол, все равно идите, чистите. А потом наши приходят, немцев отбросят – им дорогу чистим…. Около двух лет это длилось: то одни, то другие. Кошмар был какой-то.

Меж двух огней приходилось жить детям войны. И ютиться в погребах. После бомбежек от деревни почти ничего не осталось. Вырытые в земле ямы были и защитой от снарядов, и постоянным жильем. Во время боев сидели в них безвылазно. Люди гибли от голода и холода. Один из таких погребов стал последним пристанищем Татьяниной мамы – она умерла от пневмонии, так и не увидев солнечного света…

В деревне оставалась пара добротных домов. Один из них как раз принадлежал когда-то семье Татьяны Васильевны. Теперь в нем жили и творили свои черные дела немецкие офицеры. Истинный хозяин дома, отец Татьяны, после смерти жены решил фашистов проучить по-своему.

– Затопил он печку в нашем бывшем доме, где собирались немецкие офицеры, и закрыл трубу. Они в тот день там что-то отмечали, гуляли весело. Топили в то время кизяками (кизяк – высушенный и переработанный навоз – прим. авт). Через некоторое время все дымом заволокло. Они не знали, что делать, как выйти, а надо было заслонку просто открыть. Шесть офицеров, шесть богатырей таких немецких там и задохнулись, – рассказывает Татьяна Васильевна. – Что там потом творилось! Немцы на дыбы встали, искали виновных. Отец долго прятался, так и не нашли, но все равно погиб. Сбитый немецкий самолет похоронил под собой множество людей. Среди них был и папа…

Таня осталась совсем одна. Один из старших братьев погиб в партизанском отряде, остальные еще до войны разъехались кто куда. Сирота, вместе с такими же, как и она, выживала, как могла.

– Ходила побиралась. Морковь, свекла, картошка – все что давали нам, прямо так сырыми и ели. Орехи собирали – немцы заставляли: «Кинд, ком туда». Как не подчиниться? Убьют! Однажды взамен орехам соли решилась попросить. Думаю, убьют так убьют. Немец так странно посмотрел на меня, ушел, смотрю – несет целую пачку соли: «На, кинд». Иду и думаю: враг ведь, а пожалел. Не все были такие звери.

Дети в то время не только сами выживали, но другим помогали. В памяти Татьяны Васильевны сохранился эпизод с пареньком-партизаном, которого они скрывали от немцев, делились с ним своей скудной пищей и ветхой одежонкой. Радуется, что выжил: «В День Победы наши пришли, он так в моем платочке и ходил».

Кроме этих воспоминаний перед взором Татьяны Васильевны часто встают и другие картины прошлого – кровавые и страшные, которые буквально вгрызлись в детскую память: беспрестанные бомбежки, расстрел пленных на глазах детей, их погребение и шевелящаяся после этого земля, точно мертвые встают из могилы, красное от пролитой крови местное озерцо…. Не каждая взрослая психика выдержит такое…. Что говорить о детской?

Оглушенные войной, дети не сразу поняли, что она кончилась. Но чувствовали, что случилось что-то хорошее. Вот как вспоминает День Победы Татьяна Васильевна:

– Когда наши СОЛДАТИКИ зашли, погреба открыли, мы повыскакивали как цыплята. Грязные! Уж как они радовались, что и мы тут целые все. Когда вспоминаешь, сердце так колотится!

После войны Татьяна Глазкова уехала к старшему брату на Урал. Устроилась на Златоустовский машиностроительный завод в 1951 году. Работала крановщицей.

— И не только в цехе, — говорит Татьяна Васильевна, — и на стройке, на башенном кране. Ходила везде и лазала, как кошка. Литейщики только меня в свою бригаду звали: «Нам только маленькую давайте, мы с маленькой будем работать». Ладно чугун заливать, а когда сталь – надо по-быстрому все делать. Так и ставили работать на разливке металла. Настолько я любила точность, все выполняла! Потому что мне надеяться не на кого было.

Трудолюбивая, исполнительная, ответственная заводчанка знала свое дело и честно трудилась на благо Родины. Яркое тому подтверждение – множество профессиональных наград и званий: «Ударник коммунистического труда», «Победитель соц. соревнования 1979 год», медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг», медаль «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг», медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг», удостоверения «Ветеран труда» и «Труженик тыла».

В свое время Татьяна Васильевна встретила будущего мужа – Ивана Дмитриевича. Воевал в Германии, в Японии. Своими глазами увидел и на себе прочувствовал все ужасы войны, однако не потерял умения радоваться жизни и заряжать этой радостью и позитивом окружающих – настоящая душа компании.

– А певцом каким папа был! Везде выступал, – делится дочь Любовь Ивановна. – Активный был человек!

Двоих дочерей вырастили, всю жизнь прожили Иван с Татьяной в мире и согласии. А в семье, помня о подвиге советского народа, всегда учили благодарить, уважать и почитать старших. Сегодня наша героиня желает того же и молодому поколению:

– Очень жалко, что молодые люди не знают жизни, какой она бывает в войну! Желаю им, чтобы работали честно и уважали старших! И надо жизнь любить, она у нас одна!

Пресс-служба АО «Златмаш»

(входит в ОООР «Союз машиностроителей России»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *